Росатом в упор не видит Северодвинск

Источник: The Moscow Post В Федеральном ядерном центре в Сарове (бывший Арзамас-16) похоронили 5 физиков-ядерщиков, которые погибли в Архангельской области во время испытания компактного ядерного реактора.

Примета времени: 6-9 августа цивилизованный мир зажигает свечи, вспоминая атомную бомбежку Хиросимы и Нагасаки. Теперь между 6 и 9 августа встает цифра»8″. Именно 8 августа и прогремел взрыв в 40 км от города Северодвинска во время испытания ядерного реактора.

В эти дни и печатные издания, и сетевые СМИ публикуют всевозможные версии ЧП на берегу Двинского залива. Но главное во всей ситуации — не разнообразие версий, не умозаключения, почему и как… Главное в ином: госкорпорация «Росатом» пожинает одну неудачу за другой. И получается, что нужен такой вот взрыв, внимание сотен газет, журналов, радиостанций и ТВ-каналов, чтобы атомное ведомство хотя бы не смолчало. И госкорпораци «Росатом» начала порциями выдавать информацию, конечно, обтекаемую, без острых углов. И, как всегда с малым количеством истины.

Этой честной информации было крайне мало, когда у руля ГК «Росатом» стоял Сергей Кириенко. Журналистам постоянно давали своего рода «болванки», как и что писать… Про аварии и нештатные ситуации страна ничего не знала. Она не знала этой правды с 2005 по 2016 гг. Именно в этот отрезок времени господин Кириенко занимал кресло атомного министра.

Понятно, что уходя, господин Кириенко не мог оставить хлебное атомное место абы кому… Именно поэтому новый главой Росатома стал давний и проверенный человечек — Алексей Лихачев. И, как и сам Кириенко (судостроитель по профессии), господин Лихачев, комсомольский работник с огромным стажем, очень далек от ядерной отрасли. Вместе с Лихачевым в «Росатом» пришла его «команда», тоже очень далекая от сложной атомной темы.

Возможно, именно по этой причине и стали происходить аварии, подобно той, которая произошла 8 августа?

В этом попытался разобраться корреспондент The Moscow Post.

«Кровь у них просто сварилась»

Как сообщил The Moscow Post источник, близкий к ЧП в Белом море, испытатели получили комбинированные ранения различной степени тяжести, а также дозу радиации, которая значительно превышает предельную норму. По неизвестной причине раненых не стали размещать в военной клинике Северодвинска. Сразу после ЧП людей доставили в Архангельск. И разместили в трех разных больницах.

Врачи, которые участвовали в транспортировке из Северодвинска на вертолетах санитарной авиации, не были оповещены об опасности радиационного заражения. ГК «Росатом» оставила в неведении и персонал клиник в Архангельске.

В итоге всех раненых отправили Москву, в Государственный биофизический центр им. Бурназяна: эта клиника специализируется на радиационных поражениях.

Об этом сообщал сайт newsader.

Журналисты пишут, что «анализ крови у пострадавших менялся каждый час: кровь у них просто сварилась.

Это говорит о чудовищном облучении».

Пострадавших транспортировали при соблюдении строгих мер безопасности: водители реанимационных автомобилей были облачены в костюмы химической защиты, машины были замотаны специальной пленкой в несколько слоев.

Ученые не стали лгать

Напомним, что госкорпорация «Росатом» после ЧП долго молчала, прежде чем начала говорить о взрыве в Архангельской области. Текст заявления был коротким и очень невнятным. И путаницы стало еще больше. Что именно испытывали? Почему нет ни слова о том, что привело к катастрофе?

И лишь 11 августа, после трех дней после ЧП, заговорили ученые-атомщики из Федерального ядерного центра в Сарове. Федеральный центр признал взрыв ядерного реактора в Белом море.

Официальное заявление Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики было опубликовано на сайте газеты «Колючий Саров». И это заявление показали по каналу-16 на местном ТВ. 

Заместитель директора Федерального ядерного центра, член-корреспондент РАН Александр Чернышёв подтвердил информацию о кратковременном радиоактивном скачке в Северодвинске.

Научный руководитель Федерального ядерного центра Вячеслав Соловьёв подтвердил, что авария случилась с малогабаритным ядерным реактором. Он отметил, что в федеральном центре проводятся исследования и разработки фундаментального характера. Одно из направлений — это создание источников энергии, тепловой и электрической с использованием радиоактивных материалов, в том числе и делящихся, радиоизотопных материалов. Эти малогабаритные источники сегодня необходимы и для космоса, и для удалённых северных районов.

Аварию Вячеслав Соловьев назвал «роковым стечением обстоятельств». И отметил, что Федеральный ядерный центр работает в тесном контакте с государственной комиссией по расследованию ЧП.

Директор Федерального ядерного центра Валентин Костюков заявил, что к испытаниям готовились почти год, создали стенды, провели аттестацию научных сотрудников. Был серьёзный инструктаж. Казалось бы, всё должно быть реализовано, но, к сожалению, ситуация пошла по нештатному варианту.

Валентин Костюков подчеркнул, что все испытатели, которые были заняты в эксперименте на Белом море, неоднократно участвовали в подобных испытаниях.

— Но цепь трагических случайностей, неопределённостей, которые выявились, случилась, хотя по предварительному анализу мы видели и чувствовали, что они боролись за то, чтобы взять ситуацию в руки. Но, к сожалению, не удалось, — сделал на этом акцент Костюков.

Заместитель научного руководителя Федерального ядерного центра, член-корреспондент РАН Александр Чернышёв отметил, что «реализовался непрогнозируемый сценарий». Он также признал кратковременное повышение радиационного фона в Северодвинске после ЧП.

Исследование дальнего космоса

Но чем же именно занимаются ученые в Федеральном ядерном центре? И почему об этом так мало информации в российской прессе? Но вот в марте в Саров приезжал новый руководитель ГК «Росатом» Алексей Лихачев. И ученые Федерального ядерного центра открыли своего рода большую «витрину» — представили свои перспективные разработки.

— Алексею Лихачеву показывали разработки Федерального ядерного центра в интересах гражданской промышленности, которые направлены на опережающее импортозамещение, — рассказал The Moscow Post источник в Сарове.- В центре сегодня реализуются пилотные проекты в области медицины, исследования космоса и лазерных технологий.

Лихачеву продемонстрировали высокотехнологичные продукты, среди которых — взрывные технологии в интересах Ядерно-энергетического комплекса ГК»Росатом», топливного и нефтегазового комплекса. И показали линейку транспортных комплектов для перевозки облученного ядерного топлива. Еще показали автономные источники питания для исследований Дальнего космоса.

Рассказали и про комплекс для получения медицинского радиоактивного изотопа молибден-99 на базе усовершенствованного растворного ядерного реактора» Аргус».

То есть, в Федеральном ядерном центре шагают в ногу со временем, но почему же происходят такие аварии?

Об этом атомщики-профи говорят не в полный голос: за последнее время во всей структурах ГК «Росатом» появилось много «посторонних людей», которые пришли на большие оклады «по блату». Особенно много таких кадров на Большой Ордынке, 24, где находится «голова» атомного ведомства. И если сегодня есть перекосы и с новыми ядерными реакторами, и с проектом плавучей АЭС, и с быстрыми реакторами, почему их не может быть на испытаниях компактного ядерного реактора?

Управление все равно идет из Москвы.

Тут вспоминается юморист Михаил Задорнов, который как-то выступал с речью о современных топ-менеджерах и просто менеджерах. Именно с легкой руки Задорнова к ним приросло прозвище «кое-какеры»…

Остается надеяться, что с ЧП в Архангельской области все -таки разберутся. И найдут виновника (или виновников) этой аварии, унесшей 8 человеческих жизней.

Но вернемся в Архангельскую область. Что же происходит на месте ЧП после 8 августа?

Администрация Северодвинска почему-то удалила со своего сайта сообщение о скачке радиации. Потом в Северодвинске были отключены почти все информационные табло с данными о радиационном фоне.

Местные жители начали сами искать средства защиты от возможной «заразы». В Северодвинске в аптеках смели все запасы йода, пустыми оказались вино- водочные прилавки, полностью выкуплены дозиметры.

Всем медицинским учреждениям, как выяснилось, были разосланы указания: постоянно проводить влажную обработку полов и обуви «с целью предотвращения возможного заноса радиоактивной пыли». Еще в негласных рекомендациях жителям Северодвинская и прилегающих территорий советуют отказаться от водопроводной воды и молочных продуктов.

Но почему же нет никаких «ц.у» от госкорпорации «Росатом»?

В регионе ничего не предпринимается по очистке местности, провести которую, как считают специалисты, просто необходимо.

Заметим, что 10 августа с.г. Организация по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ), зафиксировала сейсмические и инфразвуковые колебания, совпадающие по времени с аварией в Архангельской области.

Но вопреки изначальным сообщениям администрации Северодвинска, данным ОДВЗЯИ и циркулирующим слухам, власти продолжают говорить, что «все спокойно».

Руководитель научного центра в Сарове Валентин Костюков назвал «элитой Федерального ядерного центра» испытателей, которые погибли при испытаниях. Это Алексей Вьюшин, он разрабатывал специальную аппаратуру и программное обеспечение. Евгений Коротаев был ведущим инженером. Вячеслав Липшев возглавлял научно-испытательную группу. Сергей Пичугин был инженером по испытаниям. Владислав Яновский занимал должность заместителя начальника научно-испытательного отделения.

Все погибшие работали в конструкторском бюро (КБ)-12.

Объясним, что в состав ВНИИ Экспериментальной физики входит большой Научно-исследовательский комплекс (это институты): теоретической и математической физики. Газодинамики и физики взрыва. Ядерной и радиационной физики. Лазерно-физических исследований. И туда же входит Научно-технический комплекс (это КБ). Он состоит из КБ-1 (ядерные заряды), КБ-2 (ядерные боеприпасы), КБ-3 (специальная безопасность), КБ-12 (специальная тематика). Все погибшие занимались «специальной тематикой».

Неизвестным остается главное: по какой именно специальной теме велись работы в Белом море?

У хирурга «пищал» фартук

Возникают и другие вопросы. Почему людей в Архангельской области оставили один на один в непростой ситуации? В Северодвинске проживает около 200 тыс. человек.

Из переписки в социальных сетях, стало известно, что работникам учреждений Северодвинска после взрыва были разосланы рекомендации: закрыть окна и форточки. И по возможности сидеть дома. Такие рекомендации получили детсады, школы и больницы. Об этом подробно сообщает «Росбалт».

Полуправду о повышении радиации власть отважилась сказать только в Северодвинске. А что с радиацией в селе Нёнокса и поселке Сопка, примыкающих к тому месту, где проходило испытание? В этом «углу» проживают почти тысяч человек. И если в Северодвинске, в 40 км от полигона, уровень радиации в течение 30 минут составлял 2 микрозиверта в час, то каковы были показатели в селе Нёнокса и в поселке Сопка?

После инцидента в Архангельской области было зафиксировано повышение уровня радиации и в селах Мурманской области — в Умбе, Кашкаранцах и Пялице. Об этом пишет «Росбалт».

Эти села находятся на Кольском полуострове, на противоположном берегу Белого моря. И от Северодвинска до Пялицы — более 180 км. Какой же силы должен был быть этот взрыв?

Далее, в Москву двумя самолетами санитарной авиации были доставлены 6 человек: они находятся в Федеральном медицинском биофизическом центре им. Бурназяна. У всех — тяжелые взрывные травмы и радиационное облучение.

Еще нововведение. Заместитель капитана морского порта Архангельска Сергей Козуб сообщил журналистам, после взрыва закрыт для судоходства район Двинского залива Белого моря. Запрет введен с 9 августа по 10 сентября с. г.

По сообщениям западных СМИ, американские спутники обнаружили в акватории Белого моря танкер «Серебрянка»: он предназначен для сбора радиоактивных отходов. Об этом тоже пишет «Росбалт».

После взрыва закрыт для судоходства район Двинского залива Белого моря. Запрет введен с 9 августа по 10 сентября с. г.

В Архангельской областной больнице, где находились жертвы взрыва из Нёноксы, все помещения опечатали. Медицинский персонал, работавший с пациентами, уже вызывали «куда надо». И медики подписали бумаги о неразглашении. Об этом сообщает «Фонтанка».

Но при приеме раненых медработников даже не предупредили о том, что им нужна специальная защитная одежда. После операции фартук одного из хирургов проверке на радиоактивность запищал. И поэтому всех врачей, которые контактировали с ранеными, уже отправили в столицу, в тот же центр им. Бурназяна.

Остается добавить, что в траурном митинге на центральной площади в Сарове перед похоронами 5 испытателей приняли участие первый заместитель руководителя Администрации президента РФ, председатель наблюдательного совета ГК «Росатом» Сергей Кириенко, генеральный директор ГК «Росатом» Алексей Лихачев, первый заместитель гендиректора «Росатома» Иван Каменских и др., то есть все те, кто ответственен и за ЧП в Белом море, и за то, что происходит сегодня на территории в Архангельской области (и Мурманской уже тоже), где люди вынуждены о себе и своем здоровье, о своих детях заботиться сами…

Это нормально для цивилизованного атомного государства, коим является Российская Федерация?

0

Опубликовал

Росатом в упор не видит Северодвинск 46
flagРоссия. Город: Москва
40 лет
День рождения: 09 Октября 1978
Комментарии: 3Публикации: 9959Регистрация: 10-09-2018
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    РЭНБИ - информационно-развлекательный портал
    Добавить комментарий
    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Отображать дату:
    Войти с помощью: 
    Генерация пароля